Шкафы. Значение и назначение в интерьере

Главная техническая функция шкафов – служить хранилищами, а точнее – устройствами для консервации вещей, которые временно не используются: предметов одежды, посуды, книг, пищевых продуктов и т. д. (По нашему мнению, холодильник, подобно сейфу, можно рассматривать как особый вид шкафа).

Цель прогресса в целом, как и создания продукта в любой отдельной области деятельности человека, — облегчить жизнь в практическом и духовном (психологическом, нравственном, эстетическом) отношениях. Мебель, в частности, шкафы, — не исключение, и в этом они не уступают ни станкам, ни произведениям искусства. У них тоже двойное, притом важное в равной степени назначение — техническое и духовное.

Кажется, нет ничего проще, чем ответить на вопрос, что такое шкаф, в чем его техническое назначение. Хранение вещей. Но вот ведь какая проблема: например, с топорами человечество разобралось давно, их устройство и формы не изменяются уже несколько веков, несмотря на происходившие радикальные смены технологий изготовления. Почему же не происходит этого и со шкафами? Из-за чего приходится изобретать все новые и новые варианты не только их формы, — это-то легко объяснить многообразием и постоянным изменением вкусов людей, — но и их устройства, конструкции?

Не претендуя на исчерпывающий ответ, сделаем два предположения. Первое: устройство, конструкция шкафа зависят от предъявляемых к нему требований духовного порядка и не могут «застыть» подобно топору, пока не прекратят меняться духовные запросы людей. Второе: все еще не до конца осмыслено его (шкафа) техническое назначение или, по меньшей мере, в таком осмыслении нет нужды, например, потому, что существующие конструкции вполне отвечают непритязательным запросам потребителя.

Технические функции шкафа

Главная техническая функция шкафов — служить хранилищами, а точнее — устройствами для консервации вещей, которые временно не используются: предметов одежды, посуды, книг, пищевых продуктов и т. д. (По нашему мнению, холодильник, подобно сейфу, можно рассматривать как особый вид шкафа).

Результат достигается тривиальным путем — удалением вещей от неблагоприятных воздействий, возможных в том случае, если вещи, говоря попросту, болтаются без прибора, мешают, подвергаются риску порчи и потери. Обычные сегодня опасности, которых следует избегать: случайные механические воздействия, пыль, пачкающие вещества, вредители (насекомые, микроорганизмы), избыточная влажность или сухость воздуха, свет, нежелательные запахи, а кроме того — несанкционированное использование и изъятие вещей.

Приходится считаться и с такими специфическими опасностями, как избыточное тепло (для некоторых продуктов питания), огонь (для особо ценного имущества), электромагнитные поля (для некоторых технических устройств). Источником опасности могут быть друг для друга и сами консервируемые вещи. Поэтому и сложились нормы раздельного хранения одежды стираной и нестиранной, верхней и нижней, белья нательного и столового и т. д. и т. п.

Надежно ли устраняют сегодня шкафы все эти опасности? Нет. От пыли далеко не на сто процентов, так как в большинстве случаев, шкафные двери и выдвижные ящики не имеют прикрывающих щели притворных планок (нащельников), которые были обязательным элементом устройства в прежние времена. По той же причине отделения хранилищ легко доступны для насекомых, для содержащейся в воздухе избыточной влаги (она очень вредна, например, для книг) и запахов.

Но больше всего бросается в глаза несоответствие устройства современных шкафов нормам разделения вещей, «конфликтующих» друг с другом, особенно бельевых. Полки не обеспечивают достаточной их изоляции. В этом отношении оптимальна конструкция комода.

Нужно сразу отметить, что функцию консервации вещей кроме шкафов в их обычном понимании выполняют и другие устройства. Во-первых, это кладовая (чулан), погреб, чердак, гардеробная и т. п. Во-вторых, есть и другие предметы-хранилища: сундук (ларь), стеллажи, настенная полка, тумбочка, шкатулка, упомянутые выше холодильник и сейф, стол письменный и туалетный, трюмо, диван, банкетка и др.

Без учета данного обстоятельства, диктующего комплексный подход к проблеме обеспечения жилья хранилищами, не могут быть корректно осмыслены требования к техническим параметрам шкафов. Особенно, применительно к тесному жилищу. На наш взгляд, бесспорна по сравнению со шкафами предпочтительность специализированных помещений-хранилищ для верхней и несезонной одежды, для средств ремонта и обработки жилья, одежды, других вещей. Помещение площадью уже в 4-6 кв. м (возможно, при входе в квартиру, дом), оборудованное средствами для хранения вешаемой одежды, может избавить комнаты от всех самых громоздких шкафов.

Другая техническая функция шкафа, обратная консервации вещей, — их расконсервация, которая должна быть удобной. По этому показателю шкафы должны удовлетворять трем требованиям:

  • простота, легкость нахождения и извлечения понадобившейся вещи;
  • возможность не нарушить порядок среди вещей, остающихся в хранилище, не повредить, не помять их и т. п.;
  • возможность достать вещь там, где она нужна.

Сегодня шкафы не отвечают двум первым требованиям, в том числе и специализированные шкафы для белья, книг, посуды.

По меньшей мере, существует четыре вида белья: нижнее, постельное, банное и столовое. Кроме того, есть вещи, близкие по характеру к белью: носки, колготки, платки, носовые платки и др. Наконец, все эти вещи, разве что, кроме столового белья, имеют, как правило, определенного пользователя — женщину, мужчину, ребенка, притом здоровых или хронически больных и персональных.

По гигиеническим соображениям, а отчасти и по нравственным, желательно, чтобы для всего данного имущества и для его пользователей имелись достаточно изолированные друг от друга хранилища.

Можно категорически утверждать, что сегодня эта серьезная бытовая проблема мебельщиками не решена и не решается. Не может считаться решением простое увеличение в жилище числа бельевых шкафов с сохранением примитивного деления их полезного объема с помощью полок.

Не лучше обстоит дело и с хранением книг и посуды. Для книг упорно производятся шкафы глубиной около 450 мм — отдельно стоящие и в составе мебельных «стенок». Такая глубина вдвое больше нормальной, достаточной для расстановки большинства книг в один ряд. Корешки книг оказываются в глубокой тени и не полностью обозримы. Высота отделений между полками, как правило, тоже избыточна, из-за чего теряется до трети полезного объема шкафа. Такая расточительность вынуждает потребителей размещать книги в два ряда и громоздить их друг на друга.

Не с меньшим упорством держится мода на стеклянные полки в шкафах для посуды, перенесенная в быт, по-видимому, из торгово-выставочного дизайна. Для посуды, фарфоровой и стеклянной, со всех точек зрения, в том числе эстетической, предпочтительна деревянная опора. В этом убеждают достоинства посудных шкафов XVII-XIX веков, имевших остекленные двери. Древесная полка значительно лучше благодаря более высокой величине трения. Она дает также возможность применять устройства для фиксации «плоской» посуды (блюд и т. п.) в вертикальном положении. Для этого могут предусматриваться и стационарные, и переставные фиксаторы.

«Стенка» — модный шкаф?

Трудно найти шкафы, удовлетворяющие всем требованиям, если основной принцип размещения вещей — храним там, где пользуемся. Конечно, одной из причин является теснота и «малокомнатность» квартир.

Для нормального обустройства жилья число комнат в нем (не считая кухни, санитарно-технического блока и прихожей) должно быть не меньше суммы N+2, где N — число членов семьи. И прихожая должна быть достаточно просторной. Только в этом случае есть возможность пространственно вычленить и развести функции гостиной (общение, коллективный или индивидуальный активный отдых), столовой и спальной или рабочей комнат, у большинства семей совмещенных сегодня в одной, так называемой общей комнате. И только в этом случае можно разместить хранилища идеально, строго по месту пользования ими.

Но есть и другая причина — это укоренившаяся мода на полифункциональные шкафные «стенки». Бесспорно, эта мода возникла под влиянием поистине ночлежных условий обитания семей по формулам N минус 2 или даже 3, когда в каждом из помещений, включая кухню и прихожую, вынужденно совмещаются чуть ли не все функции семьи. В то же время не следует преувеличивать роль данного фактора. Большинство семей с крайне неблагополучными жилищными условиями и прежде, когда мода на «стенки» формировалась, и ныне составляют категорию потребителей, не располагающих средствами для обзаведения «стенкой». Основными проводниками моды были те, у кого жилищные условия были не ниже средней тяжести, т. е. соответствуют формулам N и N±1.

Сегодня «стенки» не редки и в многокомнатных элитных квартирах и в больших особняках. Решающую роль в продвижении и долгой живучести этой моды сыграл вовсе не утилитарно-технический, а социальный фактор, окрашенный отчасти эстетически, сделавший шкафную «стенку» престижным предметом потребления. С утилитарно-технической точки зрения, полифункциональный блок шкафов в комнатах не оптимален, если жилищные условия лучше, чем N-2, и если габариты прихожей не менее 3×1,7 м, то есть позволяют разместить хранилища типа «купе» с антресольными секциями для всей верхней одежды, обуви и пр. В этом случае в комнатах возможны исключительно автономные моно — и бифункциональные шкафы.

Заметим попутно, что для психологически положительного восприятия интерьера ценна площадь не только пола, но и стены. Ведь вместе с полным закрытием одной из стен сжимается и объем помещения, не говоря уже о том, что площадь стены тоже весьма полезна, например, для размещения средств образного развития интерьера: картин, фотографий, эстампов, гобеленов и др.

Шкаф как средство организации пространства

Важное условие удобства пользования шкафами — это грамотное их использование в качестве средства для разделения пространства на зоны. Здесь все преимущества на стороне автономных монофункциональных шкафов.

Простейшим видом зонного членения пространства является такая расстановка шкафов разного назначения, в том числе входящих в состав «стенок», при которой они приближены к месту непосредственного пользования насколько это возможно. Это, так сказать, линейное зонирование помещения.

Более глубокое, «объемное» зонирование достижимо при использовании возможностей шкафа как средства зрительного деления пространства с образованием в нем своеобразных цезур, пауз, разграничивающих области разных действий и состояний.

Речь идет не только о том, чтобы шкафы становились буквально перегородкой или ее подобием. Такое решение тоже часто резонно, особенно при габаритах помещения, приближающихся к двум квадратам: например, 5,5×3,2 м. Автономный монофункциональный шкаф: книжный, посудный, коллекционерский или барный, особенно низкий (до 140 см), — легко становится организующей доминантой зоны застолья, беседы, чтения, безделья, и т. п. Тем более, если в этом ключе продумано конструктивное и художественное решение шкафа. Например, как углового пристенного или «полуостровного», образующего в помещении дополнительный пятый угол. Такую же роль может играть диван, прежде всего угловой, при «полуостровном» положении одного из его краев.

Свойства шкафов организовывать пространство интерьера используются сегодня дизайнерами и производителями мебели не более чем на четверть. Вызывает удивление почти безраздельное господство шкафов, имеющих только один работающий фасад. Встречаются всего три варианта отступления от правила:

  • примитивный излом фасада на 90° в так называемых угловых «стенках» пристенного размещения;
  • введение в состав «стенки» укороченных угловых секций с фасадом, отвернутым на 45°;
  • стеллажи, которые можно ставить торцом к стене, в том числе без примыкания к ней (наиболее радикальный вариант).

Где же разнообразие шкафов?

Известные в истории шкафы с числом работающих сторон от двух до пяти (пятая сторона — верхняя остекленная крышка у низкого, высотой до 90 см шкафа-витрины или тумбы-витрины) сегодня полностью отсутствуют в ассортименте бытовой мебели и встречаются лишь в общественных зданиях (музеях, школах, библиотеках). В прошлом они составляли заметную часть меблировки даже небольших дворянских, купеческих, чиновничьих особняков и квартир.

Создается такое впечатление, будто ураганом пронесшихся над миром войн и революций XX века вымело из обихода людей все, что хоть немного превышает рамки абсолютной житейской необходимости, все, что составляло когда-то «милые излишества», придававшие жизни изысканность удобства и аромат духовности.

Это трех- и четырехсторонние витрины для антиквариата, коллекционной посуды и других предметов гордости, стеллажи и этажерки, в том числе для цветов (например, жардиньерки), пристенные столы- и столики-витрины для ценных книг, акварелей и других раритетов, «островные» вращающиеся шкафчики с ящиками для драгоценностей, лекарств, канцелярских принадлежностей, деловых и ценных бумаг, нот (сегодня возможно также для аудио- и видеокассет, CD-дисков) и др., пристенные и настенные витрины — двухгранные и трехгранные — для посуды, антиквариата или мемориальных предметов. Всего не перечесть.

Мой шкаф — мое богатство

Еще одна, особая, техническая функция шкафов — демонстрирование одних и, напротив, сокрытие других вещей от собственных и посторонних глаз. Эта функция тесно связана с обстоятельствами психологического характера. Она может выполняться двояко. С сокрытием вещей просто: подальше, за глухую дверь шкафа!

Демонстрировать же можно по-разному. Первый вариант: вещи хранятся так, чтобы их было видно, то есть за гладким стеклом, на открытых полках, в нишах шкафов. Во втором случае, хранимые вещи не видны, однако само количество хранилищ, их суммарный объем говорит о том, что их много, хотя в действительности хранилища могут быть мало загруженными.

Исследования пятнадцатилетней давности выявили то, что примерно в половине случаев шкафные «стенки» с длиной фронта свыше 3,2 м выполняли функцию демонстрации мнимо имеющегося. Сегодня положение, по-видимому, существенно не изменилось, что свидетельствует о сильном компоненте уродливой престижности в самой моде на «стенки», о которой говорилось выше. Под нажимом этой модной тенденции в жилище заводятся избыточные емкости, провоцирующие накопление запасов ненужных, отслуживших свое вещей.

Социальная сторона шкафа

В заключение коснемся некоторых социальных аспектов вопроса об ассортиментном разнообразии шкафов.

Сегодня господствует установка на выпуск шкафов (как и других видов мебели) с такими техническими характеристиками, которые пригодны для всех или для подавляющего большинства потребителей. Существенно варьируется только их стоимостный показатель — за счет качества конструкционных, облицовочных и отделочных материалов и декоративного решения. А как иначе «обеспечить постоянно растущий спрос населения на мебель»?

В действительности же, изделия, усредненные по конструктивно-пространственному и функциональному типажу, дискомфортны или недостаточно комфортны как раз для большинства населения. Такова уж наша судьба — хотеть, как лучше, а получать, как всегда. В этом мы убедили и всю Европу, которая, судя по экспозициям выставок и ярмарок, «поняла», что к нам есть смысл везти только ту часть своей мебельной продукции, которая отвечает скудному российскому стандарту потребления. Остальное «их» разнообразие вещей для жилья остается для нас в глухой тени.

Надо, однако, отметить, что и их теневое разнообразие тоже не грандиозно по своему размаху. Оно могло бы быть большим при существенно большей средней жилой площади на одного человека: в Италии и Франции — около 30, в Англии — 35, в Германии — 40, в США — 50 кв. м. За последние 10 лет у нас средняя жилищная обеспеченность тоже пошла вверх, растет и сектор жилья с 35-50 кв. м на человека. И, как всегда в истории, самые передовые мебельные предприятия ориентируются именно на этот сектор потребления. Это хорошо, ибо именно здесь зарождается все новое, перспективное для социума в целом.

На повестке дня стоит задача обновления не только и не просто ассортимента шкафов и других предметов мебели, но и их номенклатуры, в первую очередь путем расширения их конструктивно-технических и пространственных типажей.

По материалам журнала “Фабрика мебели”, № 1

Читайте также